Пер в отеле "Бернс", Стокгольм (январь 1999)

05.05.2010 admin Интервью 3965 0 5.0
Что для Вас музыка?
ПЕР: Это простой и лаконичный вопрос, но достаточно трудно ответить на него однозначно. Я человек своего времени, поп-музыка стала для меня чем-то вроде религии, когда мне было лет 5-7. Она была единственной вещью, что-то для меня значившей. Все деньги, которые я получал на свои дни рождения и рождество, я тратил на покупку пластинок. Когда мне было 10 лет, моя коллекция насчитывала более 100 виниловых пластинок. С самого детства я проникся любовью к музыке. Сначала она дарила мне просто романтическое чувство, но с годами многое изменилось. Когда вы приходите в шоу бизнес, многое изменяется в вашей жизни, я, к сожалению, не стал исключением. Те нежные чувства, такие как любовь и романтика, уходят. Музыка становится бизнесом, профессией, многим другим, но не тем, чем она была раньше.

Если бы поп-музыки не было в то время, когда Вы были ребенком, то стали бы Вы заниматься музыкой?
ПЕР: Нет. Сейчас мне нравятся различные направления в музыке, но я полагаю, что это лишь благодаря тому, что в детстве я узнал, что такое поп-музыка. Поп-музыка - это больше, чем просто музыка. Я имею в виду, что мне нравится прическа Джона Леннона, или гитары, или то, как звучит соло к "Till the end of the day" Kinks, или эхо на пластинках Элвиса… Вобщем, все эти детали в поп-культуре. Музыка как прекрасный цветок! Я думаю, в поп-музыке есть очень много элементов, которые заинтересовывают вас в других музыкальных направлениях. Кстати, я очень рано начал интересоваться фортепьянной музыкой. Э. Сати и К. Дебюсси достаточно далеки от поп-музыки, но все равно между классикой и поп-музыкой есть связь.

Как Вы думаете, какой стиль будет доминировать в музыке через 100 лет? Она будет становиться все более и более компьютеризированной, или все-таки наметится тенденция возврата к прошлому?
ПЕР: Послушайте музыку 90-х. Это микс из различных стилей и направлений. Здесь слышатся ноты ретро, но, в то же время, очень много компьютера. Я думаю, что музыка в будущем будет именно такой. Но музыка всегда будет нуждаться в живых инструментах, звездах и мелодиях. Мы до сих пор играем "К Элизе", которой уже 1000 лет, ну, может быть, 300. И я не удивлюсь, если "It Must Have Been Love" будут играть через 100 лет, но на инструментах, которые еще не изобретены.

Как Вы думаете, могла бы какая-нибудь песня понравиться Вам настолько, чтобы изменить Вашу жизнь?
ПЕР: Конечно. Посмотрите на меня. "Dizzy Miss Lizzy" стала моим первым воспоминанием. "Что за потрясающая гитара, что за звук!". Разумеется, это меняет вашу жизнь. Это становится вашим наваждением. Это именно то, чего испугались люди в 50-60-х годах в рок-музыке. Это была просто дьявольская музыка, потому что она становилась наваждением для тех, кто начинал ее слушать.

Для кого Вы пишете музыку? Вы пишете ее для собственного удовлетворения или она всегда предназначена для кого-то?
ПЕР: В первую очередь, все сначала пишется для меня. Когда я работаю над песней, то оценить, хороша она или нет, могу оценить только я. В каждой композиции могут быть использованы тысячи решений, до того как вы ее услышите. Когда вы идете в студию, там, разумеется, больше людей. Продюсеры, музыканты добавляют что-то своё, но первоначально это всегда пишется для меня, чтобы я был доволен. Кроме того, всегда очень важно самосовершенствоваться, действительно легко работать длительное время и заниматься одним и тем же. У вас есть все, что вам нравится, стиль, который вам по душе. Но я думаю, очень важно, позволить окружающему вас миру и другим музыкальным направлениям оказывать на вас влияние.

Неужели Вам постоянно хочется творить? Или Вы делаете это только тогда, когда это нужно? Или Вы просто садитесь и "Ах…
ПЕР: …сейчас я напишу песню?". Нет, вы можете писать песни, если только вам действительно этого хочется. Желание - это странная вещь: это должно быть прикольно. Сейчас, к сожалению, у меня мало времени. Поэтому мы отложили выпуск альбома. За появившееся время я написал восемь прекрасных песен.

А в Хальмстаде легче писать песни?
ПЕР: Не по какой-то определенной причине. Там очень тихо и мирно. И нечего делать… Появляется много времени. А в Стокгольме я постоянно чем-то занят. Я имею в виду, что большинство моих знакомых живет в Стокгольме. В Хальмстаде круг знакомств гораздо уже, гораздо меньше мест и клубов, куда нужно пойти. В некотором роде это лучше.

Вы очень целеустремленный человек. У Вас есть сейчас цель в жизни сейчас?
ПЕР: Ну… Да. Сейчас цель - заставить новый альбом работать как можно лучше, заставить весь мир принять "Wish I Could Fly". Так что сейчас целью является убедиться, что все идет так, как надо.

Есть ли у вас в жизни что-то, чего вы не сделали и очень об этом жалеете? Или какая-то мечта, которая не осуществилась?
ПЕР: Нет. Не совсем так. Существует масса вещей, которые я не умею делать, но хотел бы научиться. Я бы хотел научиться кататься на лошадях, ходить на лыжах, играть в гольф, я никогда этого не делал, это было бы интересно. Я прошел через это, когда Оса собиралась получать права на вождение мотоцикла. Тогда у меня появилась возможность сделать это тоже. Она была там одна с 19-ю парнями, так быть не должно! Мне приходилось быть там, чтобы контролировать.

От чего Вы получаете удовольствие в жизни?
ПЕР: Хм… Я вполне доволен жизнью самой по себе. Я думаю, это достаточно приятно просто вставать по утрам. Сейчас у меня появился дополнительный мотив жить - мой сын. Я довольно успешный человек, сейчас у меня всё идет хорошо. Это чертовски приятно - встречать людей, и у тебя появляется позитивный настрой.

А есть что-нибудь, что Вас огорчает? Или что-то в мире, что вам не нравится?
ПЕР: Да, безусловно. Когда я смотрю новости, то вижу там довольно скучный и тяжелый, ужасный, глупый, жестокий и несправедливый мир во всех возможных отношениях. И, конечно, это раздражает. Очень легко сидеть здесь на севере и смотреть на все, что происходит. Вы чувствуете, что у вас совесть не чиста, потому что вы находитесь в стороне от всего. Разумеется, это меня злит. Но в то же время, у нас хорошо, получается, фильтровать такие вещи. Я имею в виду наши шведские гены. Мы никогда не проходили через подобное. Мы бы должны находиться в постоянно в депрессии из-за нашей восьмимесячной зимы. Но мы - люди спокойные.

Вы сказали, что новая пластинка звучит очень современно, со струнными и компьютерными эффектами. Как вы будете звучать "в живую"?
ПЕР: Да, это очень интересный вопрос, но мы пока ничего не решили. Здесь два варианта: либо мы аранжируем все песни так, чтобы они подходили к группе, которая у нас есть сейчас, либо мы набираем новый состав команды. Тут очень много синтезатора, и нам наверняка потребуется два клавишника. Вообще-то я не знаю, как все будет. Мы избегаем вопросов относительно группы, пока вопрос о турне остается открытым. Это, конечно, проблема, но не стоит посвящать ей бессонные ночи, если тура не будет.

Вы возьмете с собой кого-нибудь из группы в промо-турне?
ПЕР: Да. Мы возьмем с собой Мике "Норда". В Испании радиостанции очень любят акустические представления. Но это все будет в феврале, а пока мы просто выступаем на телевидении. У нас есть обычный состав для телевизионных представлений: Кларенс Овферман, Кристофер Лундквист, если он не может, то Херрлин. Все зависит от того, кто свободен. То же самое с Кристером Янссоном на ударных. Если не идет он, то его место займет Мике "Сюд", Пелле Альсинг…

Как Вы считаете, почему в Швеции столько ваших фэнов, которые играют сами?
ПЕР: Кто сам играет?!

Ну, те, которые работают с музыкой и пишут песни, у них есть собственные странички в Интернете.
ПЕР: Вот уж не знал…

Иногда, когда знакомишься с людьми по Интернету, первое, что спрашиваешь у них, - играют ли они сами. И они отвечают: "Да. Но откуда ты знаешь?"
ПЕР: Да?! И вы считаете, что они играют благодаря нам?

Да.
ПЕР: Не знал этого. В таком случае, это все очень смешно. Самое потрясающее, я думаю, это когда ты понимаешь, как замечательна музыка, когда играешь с кем-то вместе. Я думаю, что в этом ее содержание. Я помню первый раз, когда я пришел на студию к Матсу Перссону, это изменило мою жизнь совершенно. Вы бы слышали этот звук! Я имею в виду: "Уау!" Ты действительно начинаешь спрашивать себя: "Что это?". Жаль, что не все могут это испытать. Так что, я действительно радуюсь, если люди играют. Если они воодушевляются и начинают проникновенно играть, это просто фантастика! То же самое было и со мной, после того, как я услышал Джона Хольма и Ульфа Лунделла… Я начал писать.

Что бы Вы посоветовали тем, кто мечтает о контракте с звукозаписывающей компанией? Что-нибудь попроще, если можно…
ПЕР: Ну… Самое простое - это классно играть! Jimmy Fun Music ищет тех, кто действительно хорошо играет. Это могут быть фантастические стихи или чертовски хорошая мелодия. Я думаю, что 1998 год показал, что в реальности не нужно ничего, кроме очень хорошей песни. Посмотрите на Эмилию, которая за несколько месяцев прославилась на весь мир. Я понимаю, как это работает со Spice Girls или Aqua, это часть шоу-бизнеса. Их песни ориентированы на определенный круг людей, и все срабатывает, если песня действительно хороша. Я имею в виду, что "Viva forever" и "Goodbye" - классные поп-песни, "Wannabe" была хорошей поп-песней. Я всегда ищу что-то, что может стоять на собственных ногах и имеет собственное качество. Единственное, чего вы не ищете - это группа подобная Oasis, в мире много певиц, подобных Alanis Morisette, и вы должны найти свой собственный стиль. Спросите себя: "Что во мне уникального?" Есть ли у вас "Ахиллесова пята"? Может быть, вы пишете хорошие песни, но поете неважно. Тогда вам нужен другой солист. Тогда общее впечатление о вас будет лучше.

Какова Ваша роль в Jimmy Fun Music?
ПЕР: Делаю ли я что-нибудь полезное? Нет. От меня пользы мало. У Бена полная свобода действий. Вообще-то я должен уделять компании больше внимания, просто у меня нет времени, Roxette во мне больше нуждается. В общем, я не знаю, что делать с Jimmy Fun Music. Есть план сделать ее звукозаписывающей компанией. Но сейчас у меня на уме что-то вроде: "Не хочу начинать звукозаписывающую компанию, не хочу иметь звукозаписывающую компанию". Не хочу я иметь и компанию, в которой вся моя роль лишь в том, что я владею 100% акций. Я хочу звукозаписывающую компанию, где я принимаю самое непосредственное участие. Но тогда мне придется бросить что-то другое, а я не могу этого сделать.

Вы верите в астрологию, гороскопы и т.д.?
ПЕР: Вообще-то, нет. Было время когда верил. Моя сестра очень увлекалась этой ерундой. Может быть, там и есть доля истины, иногда меня шокируют подобные истории.

Вы сказали, что Вы - типичный козерог, а живете с двумя львами.
ПЕР: Да, я так всегда говорю. Да, потому что это правда.

Вы не читаете гороскопы в газетах?
ПЕР: Нет. Это должно быть шутка. Это трюк, нужный редакции для того, чтобы забить место в газете.

Большое спасибо, что Вы нашли время, чтобы встретиться с нами и ответить на наши вопросы.
ПЕР: Спасибо вам. Мне было очень приятно. До новых встреч.

19 января 1999
per gessle, Интервью, Концерт, ROXETTE Поделиться записью с друзьями или добавить в закладки:
Всего комментариев: 0

Ваш комментарий

Войти через       или  зарегистрироваться
Информация

Последний альбом

Десятый студийный альбом 2016 года носит название Good Karma.
Пер Гессле охарактеризовал его как "классический Roxette звук с современной и немного непредсказуемой обработкой"

Слушать онлайн
Ваш любимый альбом Roxette
можно выбрать несколько:
Всего ответов: 352